Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

не легко

"Квартал". Первые задания.

Решили мы тут с литклубовцами пройти книжку Дмитрия Быкова "Квартал". Не то чтобы я повелся на обещанные Быковым ништяки,- скорее профессиональный интерес. Любопытно, чем же Быков завлекает публику. Да и занятие само по себе ничем не хуже ловли покемонов. А пожалуй что и лучше. И вот, значит, одно из первых заданий там - найти монетку. Просто на улице. Мы этим в детстве иногда занимались - идешь и шаришь по земле глазами. Ничего сложного. Но я сейчас в новом районе живу, тут только пустыри и новостройки, так что искать бесполезно. Сел на велик вечером (все равно каждый день катаюсь), и поехал по злачным местам. Поискал у магазинов, осмотрел два киоска для торговли квасом (уж там-то должна была быть мелочь), обшарил кофейный автомат - даже в окошечке для сдачи проверил. Поеду, думаю, еще на заправке поищу. Стемнело уже, а там светло. Пока еду, смекаю: Ай да Быков, ай да сукин сын! Рутинная велопрогулка обретает какой-то смысл.
И только подумал об этом, вижу, что на обочине заяц бъется. Сбили бедолагу. Ну, думаю, вот тебе и "Квартал". Прохождение. И матерю Быкова про себя. Не очень-то приятно смотреть как животина мучается, хотя я парень не из впечатлительных. Приходилось зверюшек убивать на продажу или для еды. Хорошо животных любить, когда мясо в лавке покупаешь, а когда кабанчика валишь или нутрии между глаз дубинкой, то говоришь себе: так надо, так деды мои жили, даже Христос рыбу кушал. И хрясь гусю топориком по шее. Так что я живо с зайчишки бы шкуру спустил, только на что он мне? Но чувствую какую-то ответственность. Покатался по заправке - не до монеток уже. Подъехал к зайцу - лежит, дышит. Кровь из носу сочится. Возьму, думаю. Если не околеет до утра - отвезу юннатам на станцию, пусть выхаживают. Так и поехал на велике - правой рукой зайца за уши держу. Тот не дергается, только глазами лупает. Довез, положил в гараже. Смотрю, сел. Значит кости не переломаны, думаю. Дочка ему водички принесла. Зайчище как скаканет! Оклемался, как боксер после нокаута. Подождали мы еще немного, чтобы собаки его в таком состоянии не задрали. А потом и выпустили. Вот такие тут у нас квесты.

А вы нашли монетку? У меня так и не вышло.



13770350_622318937935071_1047663203948400991_n
не легко

Герих Белль "Бильярд в половине десятого"

6.18 КБ«Бильярд в половине десятого» - один из самых известных романов нобелевского лауреата в области литературы Генриха Белля. Архитектоника повествования сложна, это объясняется тем, что действие ограниченно хронологически. Формально Белль описывает события одного дня (почти как в «Улиссе»), но многочисленные флэшбэки раздвигают временные рамки. Автор наглядно показывает, что один день может вместить историю четырех поколений немецкой семьи, а не насыщенное событиями повествование становится поводом для переосмысления судьбы целого народа.
6 сентября 1958 года - не только день восьмидесятилетия старшего Феммеля. Это поворотный момент, временная точка, стягивающая события прошлого и определяющая будущее семьи. Условно, всех персонажей романа Белль делит на три категории: «буйволы», «агнцы» и «пастыри». Настойчиво, через все повествование, проходит осуждение принявших «причастие буйвола», то есть примкнувших к нацистам. Агнцев у Белля не так много, выйти из под идеологического пресса удается не каждому. Семья Феммелей, к примеру, теряет Отто, который принимает «причастие буйвола» и погибает где-то под Киевом. К «пастырям» у автора тоже большие претензии: своих обязанностей они не выполнили, в переломный момент истории они упускают свою паству, хотя условия для них были созданы. Старший Феммель знаменит тем, что построил аббатство святого Антония. Его сын Роберт, тоже архитектор, вынужден взорвать во время войны аббатство, которое спроектировал отец. Младший Феммель – Йозеф имеет возможность аббатство восстановить, но отказывается от этой работы, видимо, не видя в ней смысла.
«Агнцы» у Белля оказываются как бы над происходящим. Не имея возможности изменить реальность, они все же остаются верны своим нравственным принципам. А вот «буйволизм» становится страшной, разрушающей силой, которая таится до поры до времени почти в каждом, внешне безобидном, обывателе. Воспоминания отдельных героев, которые автор широко использует, поначалу затрудняют восприятие, но в конечном итоге делают образы объемнее. Читателю предоставляется возможность выслушать все стороны и сделать выводы. В конце концов, «агнцы» тоже не выглядят бесспорными авторитетами: Генрих Феммель становится рабом созданного о самом себе мифа, который он готов разрушить только в день собственного восьмидесятилетия. А его сыну Роберту приходиться взорвать созданное отцом аббатство, превратившееся в фетиш, взрастившее «буйволов».
не легко

"Колыбель для кошки". Апокалипсис от Воннегута.

50.70 КБ Возможно, в наши дни эта книга уже не выглядит таким откровением, как в середине 20 века. Сама вероятность техногенного апокалипсиса сейчас воспринимается как данность, и нам приходится мирно уживаться с «маленькими» минусами цивилизации. И все же, проблемы затронутые Воннегутом отнюдь не теряют своей актуальности.
Ядро романа – противостояние двух мировоззрений. С одной стороны – научная истина, непререкаемая и разрушительная. Ученый Феликс Хонникер, отец атомной бомбы, тайно создает лед 9 – вещество несравнимо большей разрушительной силы. Любопытно, что вонегутовский гений-технократ создает свои губительные для человечества штучки играючи, вовсе не задумываясь о последствиях. Да и в жизни великий ученый предстает сущим ребенком, который часами может провозиться с веревочкой, сплетая из нее колыбель для кошки. В противоположность этому апостолу научной истины и вообще всему научному мировоззрению, Воннегут создает религиозную философию боконизма. Духовный лидер этого движения, некий Боконон, выступает как оппонент бездушного технократа Хонникера и ставит цель - давать людям ложь. В этом столкновении, безусловно, угадывается столкновение двух основных на сегодняшний день мировоззрений: религиозного и научного. Негативное отношение Воннегута к разрушающей силе прогресса очевидно. А вот то, как он относится к религии заслуживает отдельного внимания. Безусловно, автор показывает лживость религиозной практики. Но, как мне кажется, Воннегут, абсолютный атеист, признает необходимость этой лжи во спасение. По крайней мере, люди, находящиеся в плену религиозно-философских заблуждений, оказываются более чистыми и духовно возвышенными, нежели ученые, познавшие сухие и разрушительные научные истины.Collapse )