Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

не легко

Эжен Ионеско "Лысая певица"

9.94 КБ "Лысая певица" Эжена Ионеско – одна из главных пьес театра абсурда, течения, которое зародилось в Европе в пятидесятые годы 20-го века. Это направление еще называют антидрамой. Одна из главных задач метода – освобождение от власти рационального. Разум мешает познанию, поэтому представители антидрамы пытались передать свои идеи через абстракцию.
Ионеско задумал «Лысую пеевицу» в то время, когда изучал английский язык: "Я добросовестно переписывал фразы, взятые из учебника английского языка. Внимательно перечитывая их, я познавал не английский язык, а изумительные истины: например, что в неделе семь дней. Это то, что я знал и раньше. Или: "пол внизу, потолок вверху", что я тоже знал, но, вероятно, никогда не думал об этом серьёзно или, возможно, забыл, но это казалось мне столь же бесспорным, как и остальное, и столь же верным…". По сути, диалоги этой пьесы, кажущиеся на первый взгляд бессодержательными, трансляция все тех же прописных истин доведенных до абсурда. Герои пьесы Смиты и Мартины – двойники, мало чем отличающиеся друг от друга семьи обывателей. Аркадий Бартов пишет: «Герои "Лысой певицы" – образцовые конформисты. Их сознание, обусловленное штампами, имитирует спонтанность суждений, порой оно наукообразно, однако внутренне – дезориентировано; они некоммуникабельны. Догматичность, стандартный фразеологический набор их диалогов бессодержателен».
Не случайно Ионеско дает своей пьесе подзаголовок «трагедия языка». Автор стремится перевернуть сознание зрителя. Язык, привычный орган мышления, должен быть «вывернут наизнанку так, чтобы зритель внезапно по-новому воспринял реальность». Слово у Ионеско освобождается от привычных значений и ассоциаций. С помощью словесных игр, поговорок и штампов автор показывает несостоятельность речевой коммуникации в эпоху потребления. По сути, подобные обессмысленные абсурдные диалоги, разрушающие не только язык, но и личность, общество, мы слышим ежедневно. Лично мне достаточно прислушаться к долгому телефонному разговору жены, чтобы прочувствовать правоту Ионеско. «Ощутить абсурдность банальности и языка, их фальшь — уже продвинуться вперёд. Чтобы сделать этот шаг, мы должны раствориться во всём этом. Комическое есть необычное в его первозданном виде; более всего меня изумляет банальность; скудость наших ежедневных разговоров — вот где гиперреальное»,- пишет Ионеско. В пьесе язык буквально деградирует от заумных фраз до бессмысленных звукосочетаний.
Я сознательно ничего не пишу о сюжете пьесы, ибо, на мой взгляд, он имеет третьестепенное значение. Изначально автор задумывал в концовке некий «взрыв», вроде расстрела публики из пулеметов, но потом отказался от этой идеи. Не случайно действие заканчивается тем, что пьеса начинается снова. Сюжет закольцовывается, лишний раз подчеркивая идеи автора.
не легко

Сергей Довлатов "Блюз для Натэллы".

«Блюз для Натэллы» – один из ранних экспериментальных рассказов Довлатова. По сути это блюзовая и поэтическая импровизация в прозе. Начальные строки легко укладываются в поэтический размер:
«В Грузии - лучше. Там все по-другому. Больше денег, вина и геройства. Шире жесты и ближе ладонь к рукоятке ножа...
Женщины Грузии строги, пугливы, им вслед не шути. Всякий знает: баррикады пушистых ресниц - неприступны.
В Грузии климата нет. Есть лишь солнце и тень. Летом тени короче, зимою - длиннее, и все.
В Грузии - лучше. Там все по-другому...»
В этом рассказе отлично сочетаются рваный ритм и чувственная составляющая блюзовой импровизации с поэзией, окрашенной в яркие цвета грузинской действительности. Рассказ о гордой и безответной любви, пожалуй, идеальная точка пересечения лирики и музыки в прозе. Основная тема - страсть двух мужчин к девушке, сердце которой принадлежит третьему. Автор – не только наблюдатель, поэт, композитор, но еще и художник: «Я сжимаю в руке заржавевшее это перо. Мои пальцы дрожат, леденеют от страха. Ведь инструмент слишком груб. Где уж мне написать твой портрет! Твой портрет, Бокучава Натэлла!» Здесь поэзия, музыка и живопись сливаются воедино. Вы только послушайте: «Каждое утро Натэлла раздвигает тяжелые воды Арагвы». Это же песня, достойная Лермонтова.
Сюжет драматичен: Арчил Пирадзе добивается руки Бокучавы Натэллы. Он готов на крайние меры, ради своей любви:
- Я тоже выучусь на аспиранта. Прочту много книг. Можно сказать, я уже прочитал одну книгу.
- Как она называется?
- Она называется - повесть.
- И больше никак?
- Она называется - Серафимович!
Фирменный юмор Довлатова не дает драме перерасти в трагедию, а ведь предпосылки для этого есть. В действие вклинивается Гиго Зандукели с трофейной винтовкой:
- Вы пришли, чтобы убить меня, Гиго Рафаэлевич? - спросила Натэлла.
- Есть маленько, - ответил Гиго.
- Все только и делают, что убивают меня. То вы, Арчил, то вы, Гиго! Лишь аспирант Рабинович Григорий тихо пишет свою диссертацию о каракатицах. Он - настоящий мужчина. Я дала ему слово...
Жаркие грузины внимают красавице. Бутылка вина примиряет их. «К чему лишняя кровь?» - решают соперники. А Бокучава Натэлла уезжает навстречу счастью и аспиранту Григорию. Автор смотрит ей вслед, смотрит с восторгом, ибо тоже «принадлежит к великому сословию мужчин». Он заканчивает рассказ так:
«Я горжусь неотъемлемым правом смотреть тебе вслед. А улыбку твою я считаю удачей!»
А я восторгаюсь виртуозным владением словом, простотой и юмором. Мне хочется присвоить написанное, выучить и цитировать. Пожалуй, по одному этому рассказу можно судить о бешеном таланте Довлатова.
не легко

Эльфрида Елинек "Пианистка".

23.03 КБРоман «Пианистка» принес Эльфриде Елинек всемирную известность. Хотя, если уж быть предельно объективным, известность ей принесла экранизация этого романа, которую снял Микаэл Ханеке, за что и получил пальмовую ветвь в Каннах. Уже после была Нобелевская премия по литературе, которую на родине писательницы восприняли неоднозначно, так же как и по сей день воспринимают творчество Елинек, ее убеждения и ее философию. Многим не по нраву Елинек, убежденная феминистка и коммунистка (в прошлом). Я тоже не могу сказать, что проникся ее творчеством, порой, казалось, что темы ее романов – хорошая почва для психиатрических исследований, а не для литературных изысканий. Впрочем, стоит признать, что любовь и насилие будут исследоваться литературой, покуда та будет существовать.
Итак, любовь и насилие, садизм и мазохизм – центральные темы «Пианистки». Роман это во многом автобиографичен ( в последнее время мне везет на автобиографическую прозу). В одном интервью писательница признает этот факт: "Пианистка" — книга, пожалуй, наиболее «автобиографичная», по крайней мере в том, что касается взаимоотношений матери и дочери, а также музыкального воспитания, вернее, музыкальной дрессуры. Многие авторы начинают писать, опираясь на собственные воспоминания, а потом постепенно отходят от этого материала». Действительно, взаимоотношения матери и дочки в центре внимания читателя. По сути, мать берет на себя отцовские функции, пытается вырастить музыкального гения, абсолютно подавляя личность дочери, подчиняя ее полностью своей воле. К чему приводят подобное воспитание, Елинек показывает без прикрас. Комплекс жертвы из семейных отношений переходит и на отношения с мужчиной. По сути, мать, дочь и ее возлюбленный образуют любовный треугольник, где доминирующее положение все же занимает мужчина, который не выдерживает и исполняет интимную просьбу пианистки: он избивает и насилует фригидную жертву, которая, похоже, уже не рада подобному «проявлению любви». После этого акта, героиня возвращается в кровать к своей матери и одаривает ее горячими поцелуями и ласками, которые вовсе не походят на целомудренные поцелуи ребенка. Тем самым она признает, что истинная любовь всей ее жизни – мать, тираничная и злобная, но лишь с ней ей по-настоящему хорошо.
Концовка романа, по признанию самой Елинек, пародирует завершающую сцену романа Кафки «Процесс». Эрика вонзает в себя нож и выбегает на улицу, в то время как в концертном зале ее ждут слушатели, собравшиеся на концерт. Но в этой сцене лишь подчеркивается невозможность жертвы героини: «Женщине в литературе не дано предстать величественной жертвой. В моей книге героиня лишь легко и неопасно ранит себя»,- говорит Елинек.
не легко

Степной волк.

10.97 КБ Человек и волк. Две противоположные сущности, которые вынуждены уживаться в одной оболочке – человеческом теле. Раздвоенность, кстати, не такая уж и редкая, посещающая многих мыслящих людей. Но для Гарри Галлера она основной мотив всей жизни, идея, которая не дает ему покоя. Раздвоение в этом случае приводит к непримиримой вражде между человеком, вынужденным существовать по законам мира, и волком, который ненавидит мир людей, насквозь пропитанный ложью и фальшью.
Раздвоение личности, между тем, термин отдающий психиатрией. Знакомясь с биографией Гессе, понимаешь, что роман «Степной волк» плотно связан с психологией и с очень модным в ту пору психоанализом. Действительно, главного героя Гарри Галлера мы застаем в весьма затруднительном душевном состоянии – состоянии разлада с самим собой. Похоже, подобный разлад переживал и сам Гессе, коль скоро ему приходилось обращаться к известному психоаналитику, ученику Юнга. Роман «Степной волк», по всей видимости, стал для него попыткой понять и проанализировать теневую сторону человеческой природы.Collapse )
не легко

Вплотную к закрытой двери. Хулио Кортасар "Преследователь".

Что происходит, когда гений оказывается вплотную у закрытой двери? Об этом в новелле Хулио Кортасара «Преследователь». Книга посвящена саксофонисту Чарли Паркеру.
Какова же природа гениальности? При чтении вспомнился мне фильм Лунгина «Такси блюз». Герой Мамонова, тоже саксофонист, считает себя гением, заявляет, что разговаривает с Богом. Преследователь Джонни у Кортасара – «шимпандзе, который желает научиться читать; бедняга, который бъется головой об стену, ничего не достигает и все равно продолжает биться». И все же Джонни, это грязное животное, порочное и больное – Гений. В нем нет ни капли величия, и сам он считает что «ни черта не стоит».
Он преследует время, и, однажды, во время концерта, оказавшись вплотную к двери, жаждет приоткрыть ее, выйти за пределы непознаваемого. Пичкая себя алкоголем и марихуаной, он пытается вышибить дверь головой, но тщетно, и видит Джонни лишь поле, которое уставлено урнами с человеческим прахом. « Этот проклятый захлопнул дверь перед самым моим носом – и все потому, что я никогда Ему не молился…», - говорит Джонни. Гений джаза тихо погибает от своих страстей, так и не достучавшись до небес, сам становится прахом. Такова природа Его гения, но все же, думается мне, некоторым из рода человеческого, не только удалось приоткрыть эту дверь, но и войти в нее. Не так ли?