Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

не легко

Про любовь, бухло и всякое такое. Part 2( окончание)

Город осветился трассирующими, пролетающими мимо нас огнями, вереницы кварталов выбрасывались из тьмы, накрывали нас светотенью ночного пейзажа, на секунду вырывая из контекста бытия отдельные формы и бросая их назад, туда, куда уносилось мое сознание, затухающее, слабое, как свеча, оплывшая и усталая. Это все, что дано было запомнить мне из событий этого дня. Это все, но и этого было слишком много. Это все, и плевал я на то, что было дальше.

* * *
«Да, это последнее, на чем остановился мой разум, далее область трансцендентного и непознаваемого. Вот и не лезь, куда не следует. Не твоего ума это дело. Лежишь в собственной квартире, на хорошо знакомом полу. Что еще нужно? Да, этот пузырек из под боярышника, закатившийся под кровать, пуст. А вчера он был полон. Но, ведь тебя больше интересует судьба двух оставшихся? Это правда. Немаловероятно, что они уцелели. Немаловероятно? Откуда это поганое словечко в твоих долбаных, проспиртованных мозгах? О, как я ненавижу все это! Ты ведь больше не уснешь? Нет! Не уснешь? Нет, я же сказал! С пяти утра и до того самого времени, когда ты возьмешь этот гребаный портфель и отправишься на работу? Да! Ты просто псих! Да! Но я могу найти оставшийся боярышник. Ты этого не сделаешь, сегодня только четверг! Да, я этого не сделаю, сегодня только четверг. Я этого не сделаю, и пусть свидетелем этого будет каждая слезинка, скользящая по моей небритой щеке».
Collapse )
не легко

Раскас про любовь, бухло и всякое такое. Вопчем название не придумал. Part 1

Мне снилась весна. Поначалу все шло как нельзя лучше. Я, с удовольствием, потягивал пиво в приятной компании вылетевшего с первого курса студента Кострова и недавно почившего профессора языкознания Рогова. Позже к нам присоединилась моя первая школьная любовь Ирка. Все бы ничего, но в этом алко-сновидении меня непрестанно беспокоили некоторые сакральные проблемы: во-первых я пил и не чувствовал опьянения, а во-вторых отливал, совершенно не ощущая облегчения мочевого пузыря. В довершение всего, я периодически овладевал Иркой, но никак не мог довести дело до логического конца. Вероятно, эти сизифовы занятия изнуряли бы меня еще довольно долго, но бодрая побудочная мелодия из моего мобильника нарушила тишину раннего утра.
Я валялся на полу, завернувшись от холода в пыльный половичок и примостив голову на полупустой полторашке от минералки. Двуспальная кровать была пуста, как и детская кроватка, стоящая неподалеку. Тусклые лучики света пронизывали тюль, рассыпались по комнате, отражались в зеркале распахнувшего дверцы платяного шкафа, в котором обреченно болтались мужские сорочки да старый пиджак. От такой картины было грустно и больно. Продолжая страдать морально и физически, я поплелся в ванную комнату.
Collapse )