Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

не легко

Евгений Фурин. В ПОИСКАХ ВЫСШЕГО АВТОРА » Лиterraтура. Еженедельный электронный литературный журнал

Да, забыл поделиться. В свежем номере журнала "Лиterraтура" вышла моя большая статья о мысли релегиозной в современной русской прозе. В этом же номере, кстати, Андрей Рябченко полемизирует со мной и отвечает на вопрос "почему современную русскую литературу читать не интересно". Так что, заходите, не стесняйтесь:http://literratura.org/issue_criticism/740-evgeniy-furin-v-poiskah-vysshego-avtora.html
не легко

Вопрос залу.

А кто-нибудь знает, существует ли V Пинчона (перевод Немцова) в электронном виде? И если существует, то где? Готов купить или скачать бесплатно, главное, чтобы в вышеозначенном переводе.
не легко

Марио Варгас Льоса "Тетушка Хулия и писака".

49.36 КБ «Тетушка Хулия и писака» - один из наиболее известных романов перуанского автора. Эта книга во многом автобиографична: Льоса был женат на собственной тетушке, а также имел знакомство с автором популярных радиопостановок, что и легло в основу романа. Впрочем, не смотря на это, автора нельзя обвинить в недостатке воображения. Композиционно роман построен так, что автобиографические главы, рассказывающие о романе юноши и его дальней родственницы тетушки Хулии, чередуются с душераздирающими новеллами, которые пишет Педро Камачо – тот самый Писака. Пожалуй, экспериментирует Льоса только в области композиции: по форме этот роман напоминает «Если однажды зимней ночью путник» Итало Кальвино. Так же как и роман Кальвино, «Тетушка Хулия» насыщена вставными конструкциями, на первый взгляд не связанными между собой. Однако Льоса вовсе не заставляет читателя ломать голову и подбирать ключ к повествованию – его роман вполне традиционен и выглядит простецки на фоне многогранной латиноамериканской прозы. И даже путаница с именами и персонажами радиопостановок Камачо объясняется до неприличия тривиально – у Писаки просто съехала крыша, ему пора отдохнуть и подлечиться. Впрочем, нельзя недооценивать, сюжетная путаница и переходящие из постановки в постановку персонажи – главная метафора романа. Те, кто смотрел в начале девяностых бесчисленные мексиканские и бразильские сериалы поймут, о чем я. Любое «мыльное» произведение ограничено по своей сути: одни и те же образы, сюжетные коллизии и приемы. Все подчинено одной цели – приковать внимание потребителя.
Автобиографическая линия в романе оказывается второстепенной. Отношения юного журналиста с собственой тетушкой – лишь фон для главного исследования. Вот что автор говорит о своем романе: «Мне хотелось исследовать этот феномен массовой культуры — жанр радиотеатра был очень популярен в Латинской Америке в 40-50-е годы, так же, наверное, как сегодня бесконечные телесериалы, заполонившие наш экран. Как получается, что подобные радио- и телеопусы пользуются такой огромной популярностью у зрителя? Почему их смотрят культурные люди и невежды, бедняки и богачи, горожане и деревенские жители? Меня всегда интересовала эта проблема: какова механика этого явления, что притягивает огромную аудиторию? И я написал роман». Стоит отметить, что автор блестяще справился с задачей, вставные новеллы, стилизованные под «мыльные» радиопостановки, читаются с удовольствием. И дело тут не только в стилизации: интерес к бурным страстям, сплетням и трагедиям, кажется, закодирован в наших генах. Некоторые это осознают и дистанцируются от поддельных страстей мыльных опер, остальные же окунаются в это море с головой. Поддельная бурная жизнь заменяет реальность. Впрочем, зачастую сама реальность диктует нам сценарии радиопостановок. Как вам такой сюжет: Несовершеннолетний студент, подрабатывающий журналистом, влюбляется в собственную тетушку, которая отвечает ему взаимностью. Когда о романе узнают родственники, разгорается нешуточный скандал. Юноша убегает с возлюбленной и незаконно вступает с ней в брак. Отец студента в бешенстве: он грозится убить сына и засадить растлительницу в тюрьму. Мне кажется, эта драма украсила бы любую мыльную оперу, только вот произошло это на самом деле с автором романа «Тетушка Хулия и писака».
не легко

Нобелевские лауреаты и не только.

В последнее время возникло много дискуссий и споров, вызванных, в немалой степени, вручением нобелевской премии по литературе. Кто-то ни во что не ставит нобелевку, кто-то ей целиком и полностью доверяет, я же высказал следующее мнение: «Один из критериев, для меня, внимание к авторам филологов, исследователей, изучение их книг в университетах. Так вот, в университетских программах больше половины нобелиатов отсутствуют. И наоборот, есть великое множество авторов этой премией не награждавшихся. Это показатель».
Для примера взял программы филфака МГУ по зарубежной литературе рубежа 19-20в. и 20 века и подсчитал количество нобелевских лауреатов. В списке литературы рубежа веков я отыскал следующих авторов:

Роллан Р, Метерлинк М. Гамсун К, Манн Т., Голсуорси Дж, Шоу Б., Йейтс У.Б., Сенкевич Г, Франс А., Киплинг Р., Всего 10 авторов из 42-х.

В списках литературы 20 века есть следующие лауреаты:

Жид А., Мориак, Камю А., Сартр Ж.-П., Беккет С., Элиот Т. С., Голдинг У., Пинтер Г., Хемингуэй Э., Фолкнер У., Стейнбек Дж., О'Нил Ю., Гессе Г., Грасс Г., Моррисон Т., Леклезио Ж.-М., Гарсиа Маркес Г., Варгас Льоса М., Сарамаго Ж., Белль Г. Всего 21+Томас Манн и Б. Шоу, оказавшиеся и в этом списке. Всего в списке порядка 120 авторов.

Сюда же можно приплюсовать и пятерых нобелевских лауреатов от России, которых однозначно изучают в курсах истории русской литературы.

Какие из этого можно сделать выводы? Концентрация нобелевских лауреатов на душу населения больше в списке рубежа веков и в первой половине 20 века. Значит ли это, что в первые годы присуждения премии более тщательно подходили к выбору авторов? Возможно. Но не факт.
Русские ученые не спешат включать в список авторов только по признаку наличия престижной премии и не считают, что будущие учителя литературы, журналисты и лингвисты обязательно должны быть знакомы с их творчеством. 36 изучаемых авторов из 107 лауреатов – довольно мало. Исходя из этих цифр, можно подсчитать коэффициент эффективности вручения нобелевской премии. Однако, все эти подсчеты относительны. Ибо подбор авторов к изучению филологами так же субъективен, как и вручение премии нобелевским комитетом.
Исходя из всего этого, вопрос: А кого из нобелевских авторов вы бы добавили в виртуальные списки для изучения? Я бы, к примеру, Кутзее. Говорить о том, кому бы мы дали заслуженную премию не будем. Обиженных авторов слишком много:)
Заранее прошу прощения, если ошибся в подсчетах или кого-то запамятовал.

Списки литературы филфака МГУ здесь
не легко

"Колыбель для кошки". Апокалипсис от Воннегута.

50.70 КБ Возможно, в наши дни эта книга уже не выглядит таким откровением, как в середине 20 века. Сама вероятность техногенного апокалипсиса сейчас воспринимается как данность, и нам приходится мирно уживаться с «маленькими» минусами цивилизации. И все же, проблемы затронутые Воннегутом отнюдь не теряют своей актуальности.
Ядро романа – противостояние двух мировоззрений. С одной стороны – научная истина, непререкаемая и разрушительная. Ученый Феликс Хонникер, отец атомной бомбы, тайно создает лед 9 – вещество несравнимо большей разрушительной силы. Любопытно, что вонегутовский гений-технократ создает свои губительные для человечества штучки играючи, вовсе не задумываясь о последствиях. Да и в жизни великий ученый предстает сущим ребенком, который часами может провозиться с веревочкой, сплетая из нее колыбель для кошки. В противоположность этому апостолу научной истины и вообще всему научному мировоззрению, Воннегут создает религиозную философию боконизма. Духовный лидер этого движения, некий Боконон, выступает как оппонент бездушного технократа Хонникера и ставит цель - давать людям ложь. В этом столкновении, безусловно, угадывается столкновение двух основных на сегодняшний день мировоззрений: религиозного и научного. Негативное отношение Воннегута к разрушающей силе прогресса очевидно. А вот то, как он относится к религии заслуживает отдельного внимания. Безусловно, автор показывает лживость религиозной практики. Но, как мне кажется, Воннегут, абсолютный атеист, признает необходимость этой лжи во спасение. По крайней мере, люди, находящиеся в плену религиозно-философских заблуждений, оказываются более чистыми и духовно возвышенными, нежели ученые, познавшие сухие и разрушительные научные истины.Collapse )
не легко

"Элементарные частицы" Уэльбэка. Кое что по поводу

Как это ни прискорбно, но западная христианская цивилизация потерпела крах. В скором времени это произойдет и у нас. И вряд ли это следствие сексуальной революции. Скорее, сексуальная революция и неформальные движения 60-70-х – неудачные попытки изменить что-либо. Наше общество безнадежно, оно уже покрылось метастазами одиночества и индивидуалистического гедонизма. Человечеством управляет жажда наслаждений и страх смерти. Остается один путь – изменить самого человека, внести необходимые биологические коррективы.
Collapse )