Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

не легко

Андре Мальро "Королевская дорога".

56.17 КБ Романы Андре Мальро не входит в число самых популярных книг в России. Между тем, этого автора называют предтечей экзистенциализма, а молодой Камю считал его своим кумиром. Мальро был одним из первых писателей, провозгласивших абсурд человеческой жизни, и в «Королевской дороге» эта абсурдность выражена очень ярко.
По сюжету роман в какой-то мере схож с произведением Конрада «Сердце тьмы». В его основе – экспедиция за сокровищами в джунгли Камбоджи. Написана эта книга на основе вполне реальных впечатлений – самого Мальро судили за ограбление кхмерского храма. Молодой и перспективный ученый-француз отправляется в экспедицию с целью вывезти из разрушенных храмов статуи богов. В это дело он вовлекает и Перкена, весьма влиятельного и авторитетного для местного населения человека. Взяв с собой проводника и повозки, они отправляются в абсолютно бесперспективное и полное опасностей путешествие, которое превращается в войну с туземцами и тропическим лесом. Что же заставляет их пуститься в столь безрассудную авантюру? Жажда наживы? Уверен, что нет. Оба героя пытаются изменить собственную судьбу, уйти от абсурда бытия, от медленного дряхления и ничтожности повседневной жизни. Самое яркое олицетворение жестокости мира – символический образ леса. Лес – это фантасмагория нечеловеческой мощи и буйства жизни, населенный омерзительными дикарями. Однако попытка преодоление абсурда ведет лишь к трагедии. Впрочем, порой создается впечатление, что герои к этому и стремятся.
не легко

Джозеф Конрад "Сердце тьмы".

58.54 КБ Это небольшое произведение Джозефа Конрада вполне можно рассматривать как приключенческую повесть. По крайней мере, на первый взгляд, все так и есть. Перед нами рассказ Чарли Марлоу о путешествии вглубь колониальной Африки, куда он нанялся капитаном парохода, перевозящего слоновую кость. Его задача попасть на торговую станцию европейской компании и вывести оттуда больного агента мистера Курца. Итак, на поверхности - экваториальная Африка, жара, болезни, людоеды, слоновая кость, и полное опасностей путешествие по реке на стареньком пароходе. В действительности же, структура произведения оказывается гораздо более сложной. Перед нами одно из первых произведений европейского модернизма.
Путешествие вглубь черного континента на самом деле оказывается для Марлоу путешествием в глубины собственного я. «Сердце тьмы» - это не только призрачная станция в джунглях, это тьма в каждом из нас. Эта тьма – разрушительная сила, которая кроется в глубинах человеческих душ и, как ни крути, порой вырывается наружу. Марлоу осознает это когда, наконец, находит Курца. Один из самых перспективных сотрудников компании, гуманист и поборник идей прогресса, автор ряда нашумевших статей, Курц, попав в самое сердце Африки, становится тираном. Он обожествляет себя и подчиняет себе дикарей. Этим и объясняются его высокие показатели по добыче слоновой кости. От культуры и цивилизации остается лишь демагогия, обман и авторитаризм. Марлоу ужасает увиденное, в том числе и потому, что он видит в Курце самого себя.
Конечно, Конрад не заявляет прямо своих философских идей. Один из принципов построения этой книги – умолчание. Читатель должен сам разгадать истинный замысел в череде символов, намеков и реминисценций. Таким образом, Конрад расширяет границы приключенческой повести до размахов литературы модерна. «Сердце тьмы» оказывает огромное влияние на формирование нового метода, да и на всю литературу 20-го века.
не легко

Джулиан Барнс "История мира в 10-ти с половиной главах"

34.54 КБ Этот роман Барнса уже давно считается классикой постмодернизма. Многочисленные аллюзии (прежде всего ветхозаветные), цитация, игра с историческими фактами и мифами (опять же библейскими) – все это, похоже, излюбленные приемы Барнса. Роман действительно состоит из десяти с половиной глав, и этот факт не зря вынесен в заголовок. Композиция играет чуть ли не решающую роль в реализации авторского замысла. Все дело в том, что главы, на первый взгляд, не связаны между собой. Однако, это только на первый взгляд. Барнс, как и любой уважающий себя постмодернист, предлагает читателю поиграть с текстом, нанизать разрозненные главы-новеллы на одну смысловую нить. Из обособленных сюжетов, в конечном итоге, должна возникнуть общая структура романа. Та самая, барнсовская альтернативная история мира.
Ирония, пожалуй, главная черта стилистики Барнса. Это понимаешь, прочитав хотя бы несколько страниц. К примеру, первая глава романа, посвященная Потопу. Ной со своими сыновьями, как и положено, собирают «каждой твари по паре» и отправляются в плаванье на ковчеге. Вернее, на ковчегах, так как все животные на корабль уместиться не могут. Естественно, Барнс отходит от библейских канонов. В какой-то степени ироничные аллюзии Барнса напомнили мне «Дневник Адама» Марка Твена. И там и здесь есть прямое издевательство над Ветхим Заветом. По сути, чтобы поиздеваться над этой частью Библии, много ума не надо. Осмеять можно любой миф: несостыковок везде хватает. То, как Барнс переписывает ветхозаветную историю, у меня особого восторга не вызвало, но и не обидело. Завет потому и Ветхий, что идеи его устарели. Это вам скажет любой здравомыслящий христианин. Но для понимания романа эта глава оказывается очень важной. Ведь уже в следующей мы видим современный ковчег – круизный лайнер, на котором собрались пары разных национальностей. Он захвачен террористами, которые решают, кто из пассажиров первыми покинет этот мир.Collapse )
не легко

«Путешествие на край ночи». Идея человеческого ничтожества.

36.88 КБ
«В чем значение моей книги?<.> Меня волнует человеческое ничтожество, которое бывает как физическим, так и моральным. Оно существовало всегда, между прочим, но в наше время оно представляется мне единственным Богом» Луи Фердинанд Селин.

Вот что я вам скажу, дамы и господа. Если для вас имеют какое-то значение понятия «цивилиация, «гуманизм» или «демократия» - не стоит браться за эту великую и ужасную книгу. Если же в вашу душу закрались сомнения, а навязываемые вам культурные ценности не кажутся такими уж очевидными, то, добро пожаловать в мир Луи Фердинанда Селина. Хотя нет, тут я ошибся, не в мир, а в «гниющую выгребную яму мира». Пусть это определение принадлежит перу другого скандального автора Генри Миллера, однако я мало погрешу против истины, определив им атмосферу «Путешествия на край ночи». А еще, Миллер сказал, что Селин “потрясающий автор, и мне безразлично, фашист он, демократ или ассенизатор, - главное, что он умеет писать”.
Писать Селин действительно умел, на душевном надрыве, с вызовом и печалью, с яростью и отчаянием. Ненавидя при этом слова, которые, по его мнению, мешают. Он не заботился о том, чтобы его речь выглядела стройно или подчинялась каким-либо правилам. Сейчас это считают фирменным селиновским стилем. Хотя, похоже, его мало волновали проблемы стиля, да и втискиваться в рамки направлений и методов ему было ни к чему. В «Путешествии на край ночи» Селин коверкает, искажает саму модель романа-путешествия, выказывая презрение устоявшимся формам.Collapse )
не легко

Генри Миллер "Тропик Рака".

21.39 КБ
Генри Миллер. Великий и ужасный. Наверное, хорошо, что я обратился к его творчеству только сейчас. Почти уверен, что в юном возрасте я вынес бы из его прозы лишь сексуальную составляющую. Сейчас я прочувствовал каждой клеткой его литературную мощь, притом, что оставался и остаюсь на противоположном полюсе философских воззрений.
Литературный эксгибиционизм Миллера, в какой-то степени восходит к Достоевскому. Только вот Федор Михайлович исследуя темные смрадные закоулки души человеческой, искал путь к свету. А для Миллера главный объект исследования – тело. Грязное, больное, наслаждающееся тело – основа основ. «Стратосфера идей» - вторична. Казалось бы, что можно выжать из столь скудного мировоззрения? Как бы ни так, господа. Перед нами разверзается бездна. Бездна человеческой плоти. Тот, кто читал «Тропик рака» вспомнит, как в голове главного героя, оказавшегося перед «темной волосатой расселиной» (я думаю, всем понятно, о чем идет речь?), проносятся безумной чередой образы и мысли: «Один взгляд на эту темную незашитую рану — и голова моя раскалывается от образов и воспоминаний, которые мною же самим были так трудолюбиво собраны, зарегистрированы, записаны и разложены по папкам с ярлычками; все они выползают сейчас, как муравьи из расселины в тротуаре; земля перестает вращаться, время останавливается, причинная зависимость распадается, кишки вываливаются наружу с какой-то дикой стремительностью, и их неожиданное выпадение оставляет меня лицом к лицу с Абсолютом».
Все, что накоплено за тысячи лет опытом и разумом, для Миллера не имеет значения. Нравственные и религиозные устои – лишь стереотипы, из лап которых необходимо вырваться. Андрей Аствацатуров, исследователь творчества Генри Миллера пишет: « Его (Миллера) восприятие объективно и напоминает реакцию животного. Его тело стало мыслящим, а мысль телесной ». Насчет объективности я бы поспорил, а в остальном – правда. Сбрасывая оковы поведенческих догм, человек Миллера являет на свет свою животную сущность. Он возводит телесные реакции и переживания в ранг мыслительных процессов и познания мира.
Collapse )