Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

не легко

Герих Белль "Бильярд в половине десятого"

6.18 КБ«Бильярд в половине десятого» - один из самых известных романов нобелевского лауреата в области литературы Генриха Белля. Архитектоника повествования сложна, это объясняется тем, что действие ограниченно хронологически. Формально Белль описывает события одного дня (почти как в «Улиссе»), но многочисленные флэшбэки раздвигают временные рамки. Автор наглядно показывает, что один день может вместить историю четырех поколений немецкой семьи, а не насыщенное событиями повествование становится поводом для переосмысления судьбы целого народа.
6 сентября 1958 года - не только день восьмидесятилетия старшего Феммеля. Это поворотный момент, временная точка, стягивающая события прошлого и определяющая будущее семьи. Условно, всех персонажей романа Белль делит на три категории: «буйволы», «агнцы» и «пастыри». Настойчиво, через все повествование, проходит осуждение принявших «причастие буйвола», то есть примкнувших к нацистам. Агнцев у Белля не так много, выйти из под идеологического пресса удается не каждому. Семья Феммелей, к примеру, теряет Отто, который принимает «причастие буйвола» и погибает где-то под Киевом. К «пастырям» у автора тоже большие претензии: своих обязанностей они не выполнили, в переломный момент истории они упускают свою паству, хотя условия для них были созданы. Старший Феммель знаменит тем, что построил аббатство святого Антония. Его сын Роберт, тоже архитектор, вынужден взорвать во время войны аббатство, которое спроектировал отец. Младший Феммель – Йозеф имеет возможность аббатство восстановить, но отказывается от этой работы, видимо, не видя в ней смысла.
«Агнцы» у Белля оказываются как бы над происходящим. Не имея возможности изменить реальность, они все же остаются верны своим нравственным принципам. А вот «буйволизм» становится страшной, разрушающей силой, которая таится до поры до времени почти в каждом, внешне безобидном, обывателе. Воспоминания отдельных героев, которые автор широко использует, поначалу затрудняют восприятие, но в конечном итоге делают образы объемнее. Читателю предоставляется возможность выслушать все стороны и сделать выводы. В конце концов, «агнцы» тоже не выглядят бесспорными авторитетами: Генрих Феммель становится рабом созданного о самом себе мифа, который он готов разрушить только в день собственного восьмидесятилетия. А его сыну Роберту приходиться взорвать созданное отцом аббатство, превратившееся в фетиш, взрастившее «буйволов».
не легко

Пер Петтерсон "Пора уводить коней".

12.77 КБЭто роман стал событием не только в Норвегии. В 2007 году он включен в десятку лучших книг по версии «The New YorkTimes Book Review», и по сей день «Пора уводить коней» остается одним из самых продаваемых норвежских романов во всем мире. Секрет его успеха раскрыть не так уж и сложно. Во-первых, Петтерсон блестящий стилист. Его слог завораживает, язык романа в меру описателен и лишен экспериментов, непонятных неискушенному читателю. Во-вторых, он пишет о жизни просто, но вместе с тем глубоко.
В большой степени поспособствовала успеху и композиция романа. Ретроспективные главы, повествующие о юности главного героя, чередуются с бытописанием его жизни в преклонном возрасте. Причем, главы о размеренной отшельнической жизни старика в деревне не менее интересны, чем драматичное сюжетообразующее повествование о его юности. Основной конфликт романа прост и вечен, как сама жизнь: двое мужчин, каждый из которых имеет свою семью и детей, любят одну женщину. Однако, от этого роман не превращается в банальную мелодраму. Лето, проведенное в деревне и последующий уход отца из семьи – события, которые становятся для Тронда Сандера отправной точкой в познании самого себя. Счастье от сельского уединения, тяжелой работы в тандеме с отцом, становится для Тронда недолгим. Вернувшись в город, он понимает, что больше может не увидеть отца. Кажется, что он готов пережить потерю любимого человека, ведь главное, что он усвоил за лето – «ты сам решаешь, когда тебе станет больно». Отец заранее готовит сына к тому, что произойдет. Но личная драма, пережитая в юности, не проходит бесследно. В старости Тронда преследует мысль о том, что он проживает чужую судьбу. Он многое понимает, увидев себя и бывшую жену во сне.
«…и я закричал:
— Это не моя жизнь! — и заплакал, потому что всегда знал, что этот день однажды настанет, и я понял, что больше всего на свете я боюсь стать мужчиной с картины Магритта, тем самым, который смотрится в и упирается взглядом в собственный затылок, опять и опять».Collapse )
не легко

Генеалогическое древо семьи Буэндиа.

В который уж раз (наверное, в четвертый) взялся за «Сто лет одиночества». Не смог отказать себе в удовольствии послушать любимый роман, хотя есть в наличии аудиокнижки новых для меня авторов. Не жалею. Маркес слушается бесподобно. Правда, всякий раз, подбираясь к концу повествования, начинаю путаться в генеалогических зарослях Буэндия. Иногда подолгу зависаю, вспоминая кто чей сын, племянник, правнук и т.п. Думаю, может кто-то догадался составить генеалогическое древо семьи Буэндиа? Поделитесь, пожалуйста, информацией:)